АвтоПодбор

Ещё один сайт на WordPress

andrcaver 28 - Сентябрь - 2020

От идеи к съёмкам

— Почему ты взялся
за этот проект? Ты учишься в Московской
школе кино. Он нужен был тебе для
образования?

— Это и для учёбы,
и нет. Потому что я пошёл на учёбу, чтобы
снять этот фильм, а не наоборот. Я хотел
снять короткометражку уже давно. Наверно,
с прошлого лета или осени. И для этого
я поступил на полугодовой курс в
Московскую школу кино. Туда обычно идут
люди, которые хотят определиться, кем
им быть в кино.

В программе обучения
есть питчинги (презентации проектов с
целью нахождения инвесторов — прим.
Ф.)
, где люди предлагают свои идеи.
Лучшие из них отбирают для съёмок
короткометражки, которые студенты
снимают, объединяясь в группы. Я работаю
в кинокомпании, и понятно, что я и без
этого мог снять свой короткий метр. Но
я решил как-то отделиться от всех своих
ребят, и всё сделать отдельно. Чтобы я
никому не был обязан и, с другой стороны,
чтобы никто не мог повлиять на мой выбор.
У меня были деньги на курс, и я решил,
особо никому не говоря, отправиться в
школу кино.

Фото vk.com/yurchalov

— Ограничения
создают сложные условия для создания
кино. Ты ещё до карантина решил, что
будешь снимать в это время, или это было
решено в процессе?

— Программа курса
предполагала, что летом нужно начать
снимать короткий метр. Но как всё в итоге
получится, я, конечно, не предполагал.

У меня изначально
был вообще другой сценарий. Я защищался
в школе с другим проектом, но он сложнее в плане постановки. Его сценарий
написал стендап-комик Денис Чужой — он
из Курской области, практически наш
земляк. Там главная героиня пожилая
бабушка. По сценарию она ездит в больницы.
Вдруг, этот сценарий приобрёл интересное
звучание в русле пандемии. Но, с другой
стороны, он был более сложный. В нынешней ситуации возможностей не
очень много и тяжело попасть на съёмки
в больницы, тем более с пожилыми актёрами.
Мне самому совесть не позволяет их туда
сейчас вести и подвергать риску. Я
решил, что стоит подчиниться судьбе и
сделать то, что у меня получится сделать.

В запасе у меня
лежал хорошо расписанный поэпизодник
про цветочный магазин, ещё не оформленный
в сценарий. Это была история с одной
локацией, где не очень много актёров.
Она слегка наивная и романтичная. Но при
этом красивая, интересная, с хорошей
моралью. Я даже немного личного внёс,
когда мы её писали. Когда решили, что
возьмёмся за «Цветочную», то буквально
за несколько дней дописали этот сценарий,
привели его в нужную форму.

В конце июня поехал
к себе в Старый Оскол и заехал в Белгород,
где у меня живёт брат. Передо мной стоял
выбор: уехать ли сразу обратно в Москву
или остаться на месяц и попробовать
снять фильм. Я начал смотреть в Белгороде
локации: возможно ли найти такие, в
которых можно снять кино, какой-нибудь
опрятный, симпатичный магазин. И я нашёл
магазин «Мох». Мне он понравился сразу
же, и владельцы пошли навстречу.

— Ты рассматривал
вариант снимать эту короткометражку в
Москве?

— Ещё с прошлым
сценарием я рассматривал самые разные
места: Москву, Екатеринбург, Старый
Оскол. Но всё не очень складывалось. И
когда мы взялись за «Цветочную», я начал
узнавать насчёт локаций. Я быстро понял,
что если я буду снимать в Москве, то это
будет гораздо дороже. При этом не факт,
что результат будет лучше. Взять магазин
в Москве, который будет выглядеть круто,
мне бесплатно просто не дадут.

Тогда я решил
уехать в Белгород на время, а там уже
разбираться. Тут мы нашли девушку из
чата цветочных магазинов, которая
скинула мне 3-4 варианта, которые
более-менее подходили визуально. Я их
все проехал и понял: «Мох» — это абсолютно
то, что нам нужно. У них уютный зал,
который хочется снимать, красивый
бирюзовый холодильник. Дальше сомнений
не было. Я знал, что у меня есть связи,
которые помогут найти технику и людей.

— Это твой первый
фильм как режиссёра?

— Раньше я снимал
видео на заказ, рекламу. Я занимался
этим, ещё когда жил в Старом Осколе. Но
это моё первое художественное произведение.

— Что испытываешь,
когда снимаешь первый фильм?

— Тотальную
неуверенность в себе. Особенно, когда
был бэкграунд в продюсерском деле, и ты
чувствовал опору под ногами: можно было
опереться на знания, самомнение. И
вдруг ты начинаешь всё с нуля. Важно в
этот момент иметь близких друзей, которые
тебя поддержат. Мне кажется, у нас в
группе фильммейкинга сложился постепенно
коллектив коллег, поддерживающих друг
друга. Ещё меня очень сильно поддерживала
девушка. Это всё выпало на экономически
сложный период, когда киносъёмки
остановились. Наша сфера очень сильно
всё это переживает в негативном ключе.
Поэтому поддержка была особенно важна.

— Что, по твоему
ощущению, стало самой сложной частью
работы?

— Было довольно
сложно решиться снимать именно эту
историю, менять вектор. Для режиссёра
очень важно выбрать сценарий первого
фильма, потому что дальше это становится
фактом биографии, с этим его ассоциируют.
И когда ты выбрал определённую историю,
то ты либо ей подчиняешься, либо ничего
не получится. Когда это решение было
принято, дальше нам всё время сопутствовала
удача.

Очень помог план,
в котором я расписал, что за чем делать.
Вся подготовка и съёмка уложились в 21
день. Я шёл по пунктам списка: в один
день искал операторов, в другой —
актёров. Этот план сильно всё облегчил.
Продюсерский опыт, который у меня имелся,
помог разложить всё по полочкам.

Юрий Чалов, фото vk.com/yurchalov

Главное — команда

— Нашлось ли в
Белгороде достаточно людей, готовых
снимать кино? Профессионалов?

— Это большая
тема, на которой я хочу сделать акцент.
Именно местные мне говорили, что делать
что-то здесь невозможно. В Москве,
наоборот, многие отзывались: «Юр, это
будет интересно, если ты снимешь у себя».

А я в принципе
понимал, что в Белгороде имеется техника.
Я сотрудничал с Белгородским университетом
ещё на стройке декораций для «Союза
спасения» и знал, что у них есть хорошее
оборудование, на которое можно снимать
кино. Вопрос был в поиске команды. Я
прикинул: «У меня не будет
кинопрофессионалов в полном понимании
этого слова. Но я могу собрать людей,
которым будет интересно попробовать
что-то новое. И если у них есть рвение и
некоторые навыки, но они не знают, к чему
их нужно применять, я их немножко
сориентирую, подскажу, направлю». Ровно
с этим пониманием я начал искать ребят.

Я подумал, что для
того, чтобы всё состоялось, мне нужен
какой-то соорганизатор, потому что я
буду заниматься более творческими
вопросами в этот раз, и самому держать
всё в голове будет тяжело. Хотя всё
равно я оставался продюсером своего
проекта. Я позвонил Сергею Поликарпову
— он организатор концертов и сейчас
тоже сидит без работы. Я предложил:
«Давай после карантина встряхнёмся и
сделаем творческий проект». Он согласился,
и мы начали собирать команду.

Сам антураж истории
требовал бережного отношения к визуалу.
Мы стали искать хорошего художника-постановщика
и нашли Вику Хаданку. У неё есть выставки
в Белгороде, и вообще она интересная
девушка. Она очень быстро начала
работать в нужном русле. Я просто ставил
ей задачи. Например, она помогала с
раскадровкой: я показывал, какие кадры
хочу, а она это зарисовывала у себя на
айпаде.

Самой сложной её
задачей стало создание подсобки
цветочного магазина. Подобный подвал
тяжело найти — его нужно собрать, как
декорацию. То есть мы должны были
подобрать какое-то помещение и обставить
его под подсобку магазина. И мы нашли
вход в клуб Podzemka.
Там есть гардероб, парадная. Вика из
этой парадной, нагородив коробок, цветов,
сделала подвальную подсобку.

По такой же системе
мы сотрудничали со всеми остальными. Я
нашёл двух операторов — Сережу Чумакова
и Дениса Турчина — с которыми я работал,
когда ещё жил в Белгородской области.
Я их позвал, дав понять, что кино у нас
практически безбюджетное, но мы можем
сделать что-то хорошо. Они быстро
вписались.

У нас были гримёры
Лёша Данилов и Саша Шуваева, которые
участвовали в «Союзе спасения», поэтому
понимали, какие задачи стоят в кино
перед гримёром. Им не надо было ничего
объяснять.

Евгений Овчаров, фото vk.com/yurchalov

Важная составляющая
— актёры. Нам с ними повезло. Первым я
утвердил актёра «Новой сцены» Женю
Овчарова. Я приехал к нему домой, мы
попили чай, поговорили. Я сразу понял,
что это именно тот типаж, который мне
нужен. Дальше весь ансамбль я составлял
так, чтобы, в первую очередь, все актёры
сочетались с Женей.

У нас в сценарии
очень много девушек разных возрастов.
Мы очень долго искали Машу — главную
героиню. Она — герой в стиле Мэри Поппинс,
немного не из этого мира. Однажды я
приехал к одной из актрис театра имени
Щепкина — Оксане Мацевитой — чтобы
опробовать её на другую роль. Но вдруг
ко мне вышел такой бесшабашный ребёнок!
Я ей говорю: «На другую роль я тебя готов
утвердить хоть сейчас, но будет здорово,
если мы попробуем тебя на главную». Я
описал ей героиню, и она с ходу стала
рассказывать похожие случаи из своей
жизни. Я понял, что это оно.

Почти все
героини-девушки оказались из театра
имени Щепкина. Они друг друга рекомендовали:
я сбрасывал фотографии каких-то образов,
показывая, что за внешность ищу, и они
предлагали каких-то актрис. Актриса
Анастасия Самураева ради съёмок вернулась
из Москвы. Таня Соловей — из старооскольского
театра. Она приехала, чтобы сыграть
супругу главного героя в сценах флешбэков.
Все приложили усилия, чтобы всё состоялось.
Мне лестно, что ради бесплатных съёмок
в короткометражке люди так напрягались,
приезжали.

В общем, сложилось
ощущение от нашей группы, что все были
на своих местах. Все были увлечены, и не
было ни одного человека, который подошёл
бы и сказал: «Юр, у тебя нет чего-то, что
мне нужно, поэтому я не могу работать».
Вообще никаких жалоб. Мы работали с тем,
что есть, получали кайф от процесса и
старались выдать максимум в тех
обстоятельствах, в которых мы находимся.

Ты писал на
странице «ВКонтакте», что в короткометражке
будет камео Гуши Катушкина. Как оно там
появилось?

— Знакомство с
Гушей было случайным и произошло через
Сергея Поликарпова. Он сказал, что в
городе сейчас артист, который обычно
живёт в Харькове, но находится здесь
из-за закрытых границ. Мы увиделись
вечером, где-то в парке, пообщались. Он
сказал, что наслышан о истории и ему
очень нравится идея, мораль, тональность.
У нас обоюдная любовь случилась
моментально. Он проявил интерес, и я
очень был рад, что в ком-то это вызывает
такие эмоции.

article-13437

Я ему сбросил
сценарий. В 11 утра он его прочитал, и уже
в 3 часа дня приехал к нам на площадку с
текстом песни. У нас в этот день была
сцена, где в магазин приходит много
покупателей подряд. И я просто включил
его туда. Мне понравилось, как Гуша
одевается — очень ярко, нестандартно.
Это было из вселенной нашей истории. Мы
старались, чтобы все выдерживало
стилистику лёгкой-лёгкой сказочки, а
его типаж и одежда полностью попадали
в неё. Когда мы познакомились, я ему сказал: «Давай ты в маленькой
сцене будешь покупателем». И когда он пришёл с
текстом песни, он сказал, что придумал
себе реплику. Её не было в сценарии, но
он предложил, что он может спросить у
продавщицы. И это перекликалось с текстом
песни. Мы сняли этот эпизод. Он не по
сценарию, но абсолютно подходит этой
истории.

Будущее белгородского
кинематографа

— Стоит ли в
Белгороде чаще снимать кино? Возможно
ли это?

— Многие в это не
верят. Да, в Белгороде правда нет
кинопрофессионалов. Но их не появится,
пока не начнут происходить определённые
движения навстречу молодым и растерянным
ребятам. Есть очень много талантливых
ребят, которые увлекаются кино и способны
его делать. Есть ребята, которые пытаются
и могут что-то писать. Но всё это
разрознено, а творческим людям часто
тяжело найти в себе лидерские качества
и протаранить эту систему, самому создав
команду.

С другой стороны,
для этого не нужны большие деньги: мы
сняли всё очень дёшево, люди были готовы
идти нам навстречу. Не всегда так
получается, но в целом в Белгороде
возможно за 100 тысяч снять короткометражку.
Я думаю, что область может выделять
деньги. Наша область довольно обеспеченная,
они могут выделить, например, 3 миллиона
на 10 короткометражек. Это посильные
деньги, которые сразу бы сильно поддержали
желающих снимать кино.

Есть в Белгороде
и центры, которые могут предоставлять
аппаратуру, — тот же медиацентр БелГУ.
Эти площадки могут также проводить
питчинги, чтобы выбрать тех, кто
действительно с пользой использует
бюджет. Для этого питчинга можно
пригласить преподавателей БГИИК, чтобы
они сначала почитали какие-то лекции,
а потом выступили членами жюри. Через
такие вещи можно дать первый импульс к
созданию кино в Белгородской области.

Существуют
Молодёжный союз кинематографистов и
Фонд президентских грантов, которые
проводят питчинги по разных регионам.
Если предварительно поднять творческую
активность в области, то можно выйти на
них и попросить создать питчинг в
Белгороде. Тогда появится больше грантов
на съёмки здесь. Таким образом, можно
за пару-тройку лет получить сильный
региональный кинематограф. Такой есть
в Перми, Казани, Якутии. Белгороду это
тоже по силам, если за счёт регулярных
съёмок начнёт создаваться киносообщество.
Нам не нужен сериал или полный метр,
чтобы заявить о себе — нужно просто по
чуть-чуть снимать короткометражки,
чтобы собирались команды, люди набивали
себе руку, появлялись профессионалы.

Что ждёт в «Цветочной»?

— Расскажи немного
о фильме. Что он даст зрителю?

— Это очень простая
история. Она изначально задумана такой,
потому что именно из-за своей простоты
она милая и трогательная. Иногда
начинающие ребята гонятся за ультрановизной,
пытаются прыгать выше головы и придумывать
что-то этакое, и в итоге выходит только
перемудрить. Я не хотел ничего такого.

Фото vk.com/yurchalov

Сценарий родился
из истории с «Пикабу», которую мне
сбросил сценарист. Там был персонаж
нашей истории — необычная сотрудница
цветочного магазина, которой все
поражались. Я понял, что она классный
персонаж, но не может быть основным
действующим лицом. Тогда мы придумали
главного героя. Я просто внёс сценарий
идею переживания горя, которая очень
мне близка — в 2009 год в мае у меня умер
отец, а в августе от онкологии скончался
брат. Я внёс в сценарий то, что прочувствовал
от и до: историю о том, что человек долго
не может отпустить близкого, который
умер. Но герой знакомится с девушкой, и
она помогает ему пережить и отпустить
эту боль. Это простая, но трогательная
и живая история. Несмотря на яркого
персонажа, она становится близкой
каждому.

— Когда и где можно
будет это увидеть?

— Ещё нужно будет
всё смонтировать, сделать цветокоррекцию
и т.д. Я думаю, в сентябре мы сделаем
закрытую премьеру в Белгороде для ребят (интервью мы брали в августе — прим. Ф.),
которые принимали участие в съёмках. А
дальше я бы хотел отправить работу на
фестивали. Они обычно требуют, чтобы
это был премьерный показ, либо фильм не
был выложен в интернет. Поэтому открытого
доступа придётся подождать примерно
полгода. Потом фильм появится на каком-то
из агрегаторов, где обычно выставляются
короткометражки. Сейчас с их помощью
есть возможность сделать хорошую
интернет-премьеру. А дальше будем
заниматься распространением: в том
числе с помощью белгородских новостных
ресурсов.

Original source: https://fonar.tv/article/2020/09/27/mestnye-govorili-chto-eto-nevozmozhno-kak-rezhisser-yuriy-chalov-snimal-v-belgorode-korotkometrazhku-cvetochnaya

Рубрика: Без рубрики

Добавить комментарий